?

Log in

No account? Create an account
Ретроспектива-1999-2001. Валерія Новодворська про Феминізм як елемент Лівого дискурсу. - maxi_ta [entries|archive|friends|userinfo]
maxi_ta

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Ретроспектива-1999-2001. Валерія Новодворська про Феминізм як елемент Лівого дискурсу. [Feb. 24th, 2015|08:20 am]
maxi_ta
[Current Location |Львів]
[mood |ок!]
[music |на безымянной высоте ))]

Тут є про що посперечатися в деталях (зокрема про Клінтонів), але для мене принциповим є тільки те що Лібералка Новодворська (хто не знає хто така – читайте вікіпедію) все ж таки не є феминісткою.

http://ru.wikipedia.org/wiki/Новодворская,_Валерия_Ильинична

 

При тому як бачимо з нижче-поданих текстів, вона явно критикувала оголтєлий феминізм не тільки росіянок, але й Британських Лейбористок (тих же ж таки ліберасток!) з цілком адекватних Консервативних позицій, однак від власного ліберального самоозначення Новодворська таки не відхрещується. Тобто навіть у кращих зразках типові суперечності “жіночої логіки” таки зберігається.

 

Тексти є цінними і тим що вони – доволі давні, і тим що коли проти феминізму виступає жінка (та ще й ДУЖЕ АКТИВНА жінка), то це завжди якось більш переконливо, ніж якби з такою ж точкою зору виступав чоловік.

Властиво хочу підкреслити і ЛІВИЗНУ і Шизофренічність феминізму, на яку вказує і Новодворська. Тільки вона не вживає слова “шизофренічність”, який полягає в тому що:

По чьотним феминістки сильні і рівні, а по-нечьотним - слабкі вимагатєльки делікатного відношення, квот і пільг.

 

Америка Illustrated #3, февраль 2001 г.

Валерия Новодворская

Не обещайте деве юной халявы вечной на земле

Спартанская реальность Америки, земля которой стала безопасной для человека не ранее второй половины XIX века, когда окончательно исчезла индейская угроза, рано сделала из женщин достойных членов гражданского общества. Девственная, суровая земля, над которой летали не столько бабочки, сколько томагавки, воспитала женщин Америки сильными, выносливыми и отважными. Подруги, жены и матери пионеров - это ко многому обязывало, но не располагало к капризам, слезам и вздорности. Для всего этого долго не было ни места, ни времени. В походе всем приходится нести тяготы - и женщинам, и мужчинам - а Америка, осваивая свой континент, была в походе три века. Женам офицеров в форте нередко приходилось отстреливаться от индейцев; с них, в случае поражения, так же снимали скальпы, как с их мужчин.

Надо было уметь управляться с лошадьми, с инструментами, и при этом американские женщины продолжали усердно стряпать, шить, стирать, крахмалить свои чепчики и воротнички, воспитывать детей и ходить в церковь, Библия лежала дома на видном месте, и к ней частенько обращались.

У поселенцев никогда не возникал вопрос о том, кому готовить обед. О лесбийской любви в то время тоже никто за океаном не слыхивал. Женщины старались одеться к лицу даже в прериях. Им хотелось нравиться, хотелось выйти замуж. Они уважали отца своих детей и внушали детям почтение к нему. И в этом тоже проявлялась великая гармония, царившая на американском континенте: гармония естественности. Свободные люди обычно живут в мире с собой и с природой. Они уважают права друг друга, в том числе и в семье. Женщины Америки пересекли равнины и горы в хлипких полотняных фургонах во время Великого покорения Запада. И эта сила, это спокойное равенство остались в них навсегда. И это дало им силы из налаженной, уже цивилизованной жизни во время Золотой Лихорадки шагнуть за ледяной порог Клондайка и, следом за своими мужчинами, под пологом вьюг и метелей преодолевать Белое Безмолвие, кормить собак, прокладывать тропу, делить с мужьями жизнь и смерть.

Так уж повелось в США, что женщины редко оставались дома. Их взяли с собой за океан, взяли раз и навсегда. Почти до XX века у них не было надежного убежища вдали от твердой руки мужа, его коня, его ружья, которое, кстати, жена и чистила.

 

Америка считается родиной феминизма. Ну да, 40-е годы XIX века, Лукреция Мотт, Люси Стоун, Элизабет Стэнтон, первая женщина-врач Америки - Элизабет Блэкуэлл. Но это был не припадочно-истерический русский феминизм 70-х годов (того же века), когда девицы стриглись, начинали ради эпатажа курить, отказывались от семьи, жили в коммунах, пугали своим видом прохожих, и, чтобы окончательно доказать свою независимость, швыряли бомбы в ни в чем не повинных губернаторов и стреляли из пистолетов в полицейских.

Европейский вариант феминизма недалеко от этого ушел. Псевдоним "Жорж Санд" мне всегда напоминал о московской купеческой сироте из "Мастера и Маргариты", писавшей батальные морские рассказы под псевдонимом "Штурман Жорж". Гарриет Бичер-Стоу, перевернувшая общественное сознание Америки своей "Хижиной дяди Тома", не брала себе мужских псевдонимов, не носила мужское платье, не курила трубку. Ей хватило и так: она, в сущности, убедила Авраама Линкольна отменить рабство, начать граждан скую войну, отменить сессесию южных штатов...

Левые экстремистки всех мастей, от "Сендеро Луминозо" до "Красных бригад" и Ульрики фон Майнхоф - создания неумные и вздорные, потому что борются и с природой, и с миром, требуя от него, заметьте, невозможного: всеобщего равенства и братства. Это не западный подход. Феминизм в Европе и России сегодня - тоталитарная секта. Зараженные им молодые американки, судящиеся с коллегами и боссом из-за "sexual harassment", мифического сексуального домогательства, стоят не на естественной и вольной национальной почве.

Исторически в Америке не было феминизма. Так задним числом была неудачно названа борьба американок за свои гражданские права. Эти гражданские права в своей политической части: избирательное право, право быть присяжными в суде, право занимать выборные должности и заседать в Конгрессе и в Сенате - были им даны, как только они выполнили основной закон гражданского общества, то есть сами стали зарабатывать себе на жизнь. В самом деле, нельзя же требовать независимого от мужа голосования со стороны жены, которая живет за счет этого самого мужа! То, что женщины в Америке раньше не голосовали, было своего рода разумным имущественным цензом.

Недаром греческий политик V в. до н.э. Ферамен утверждал, протестуя как против ограничений олигархии, так и против эксцессов демократии охлократического толка, что государством не должны распоряжаться как немногие толстосумы, так и неимущие и безответственные слои, которые готовы продать свой голос за миску похлебки. Право на решение важных государственных дел принадлежит тем гражданам, которые способны самостоятельно зарабатывать себе на жизнь или имеют достаточный для этого доход и защищают родину с оружием в руках.

Сегодня американская гражданка вполне удовлетворяет этим требованиям. Она успешно зарабатывает себе на жизнь и может завербоваться в армию. Американская мечта реализована и в этой сфере. Мадлен Олбрайт, Кондолиза Райе и Хиллари Клинтон не только ни в чем не уступили конкурентам-мужчинам, но обошли их. При этом Мадлен Олбрайт носит красивые брошки а Хиллари Клинтон - красивые вечерние платья, причем ее супружеская верность и преданность выше всех похвал, да и дочь она вырастила. Нормальный американский политик-женщина не чуждается нормальной американской семьи. Какая-нибудь шалая европейская эмансипе не сохранила бы семью в положении Хиллари...

Феминизм - настолько вздорное и пустое занятие, что в нем теряется не только женская, но и человеческая сущность. Маргарет Тэтчер подняла Британию на неслыханную высоту своими либеральными реформами и своим твердым характером, но при этом не забывала ни мужа, ни сына и выглядела очень элегантно. Молодые лейбористки, не успев попасть в парламент, стали возмущаться тем, что мужских пивных в здании больше, чем кондитерских и потребовали, чтобы им позволили кормить младенцев чуть ли не в зале заседаний. Это не случайно, кстати. Почему-то все феминистки придерживаются левых убеждений. А левые требуют привилегий и льгот для всех корпораций, даже биологических. На месте руководства демократической партии США я бы призадумалась, по чему за них упорно голосуют именно те женщины, которые жаждут пособий, льгот, скидок и послаблений, продолжая утверждать, что они равны во всем мужчинам и полностью конкурентоспособны. Хотя если мать-одиночка претендует на пособие, она расписывается в том, что не в состоянии одна прокормить ребенка. Иначе и вдовец с ребенком вправе считаться отцом-одиночкой и претендовать на пособие. Однако ему не дают!

Вот в этом весь феминизм и весь социализм: "халява" как приоритет и самомнение как мироощущение в одном флаконе. То есть агрессивное иждивенчество. Иногда исторически это плохо кончается.

Великая королева Елизавета, мудрый и вдохновенный государственный деятель, никаким феминизмом не баловалась, хотя свое мужское окружение превосходила многократно. Ее кузина, Мария Стюарт, была типичной "эмансипе" XVI века. Правила настолько глупо и вредно для Шотландии, что была изгнана своими же лордами. Не сумев управлять своей страной, попыталась интригами и коварством захватить власть над соседней и, в конце концов, бесславно погибла на эшафоте.

Феминизм вообще исключает полезные занятия и здравый смысл. И семейную жизнь, кстати, тоже. И здоровую экономику. Как любая из ипостасей социализма, феминизм пытается остановить жизнь на земле.

А остановить это поветрие просто, если законодатели примут совет: "Не обещайте деве юной халявы вечной на земле". Агрессия исчезнет, если не будет почвы для иждивенчества.

А уж Россия, полюс Несвободы, познакомилась с такими ипостасями феминизма, о которых на полюсе Свободы, в Америке, к счастью, никогда не узнают. Одержимые бомбистки, невменяемые от крови и безнаказанности комиссарши, лично пытавшие узников, все эти Ларисы Рейснер, Инессы Арманд, Крупские и Коллонтай, фурии Террора и Смерти в мародерски содранных с неостывших тел шикарных туалетах... Мегеры из женотделов в красных косынках, министры по квоте...

Так что 8 марта только в самых отсталых квадратах бывшего СССР отметят "Женский день", завещанный России немецкой коммунисткой Кларой Цеткин. В Америке свободные женщины никогда не опустятся до этой однодневной дешевой распродажи подарков, внимания и гражданских прав.

http://ds.ru/amer0103.htm

 

 

Новое время #16, 1999 г.

Валерия Новодворская

Кабы я была царицей...

Время от времени на прекрасных дам находит. И здесь уж пиши пропало. Когда в хорошенькую стервозную головку втемяшивается, что ее обладательница - угнетенное сословие, проклятьем заклейменное, эксплуатируемое пропащими безродными сексистами (ежели кто не знает, что это такое, пусть проникнет инкогнито на шабаш феминисток и убедится, что эти расистки так именуют несчастных, ни в чем не повинных мужиков), то дело может кончиться сексуальной революцией, которая такая же гадость, как "великий" Октябрь-17. Феминистки недаром так удачно рифмуются с экстремистками. Кажется, в США, где-то в нью-йоркских, а не майамских широтах, они решили обидеться на социальное неравенство по тому случаю, что мужчины могут ходить летом обнаженными до пояса, а они - нет. И стали фемины биться за право ходить topless и даже явочным порядком снимать лифчики. Революционерки только забыли, что у мужчин, в отличие от них, нет бюста. Но когда речь идет о борьбе за гражданские права, уже не до приличий. И даже не до здравого смысла.

Например, наши собственные, отечественные феминистки, решив не ударить лицом в грязь и перегнать Америку хотя бы по абсурду, приходящемуся надушу населения, провели в солнечный июльский вечерок в Golden Palace, который вносит много веселья и изысканности в богемные массы, одно историческое мероприятие: выборы женщины-президента. Мужчин вывели за скобки. При входе в зал их обряжали в фартуки, и хорошо еще, что картошка была уже отварена, а то бы заставили чистить. Дам, напротив, несмотря на их робкие протесты, захомутали в галстуки, что должно было, по мнению устроителей, приобщить их к правящему мужскому сословию. Я лично типичный герой дня без галстука, но на всякий случай разжилась двумя атрибутами шоу (в хозяйстве пригодится), чем доказала свою многополюсность, амбивалентность, бисексуальность и чуть ли не трансвеститность. Мария Арбатова, вся в серебряной парче и прозрачном газе, в умопомрачительном фасоне и локонах, устроила "праймериз" среди потенциальных президенток. Одна певица (Анка-пулеметчица), одна телевизионщица (Татьяна Лазарева), одна массовичка-затейница, а по совместительству почти казачья атаманша, и мы с Галиной Старовойтовой, которые к данному собранию подходили так же, как рыбке - купейный вагон. Выборы были хотя и прямые, и тайные, но явно не равные и не всеобщие, учитывая дискриминацию и снятие с забега мужчин. И здесь до меня дошло: а феминистки-то лоббистки, почище лоббистов естественных монополий или ВПК. Ни один монопольник или вэпэкашник, проталкивая свои интересы, не посмел бы предложить снять с довольствия все остальные отрасли "народного хозяйства". И если мужчины лишали женщин гражданских прав в былые отсталые времена (и за дело, кстати, лишали: ведь женщины тогда сами не зарабатывали денежки, а кто не содержит себя сам, не имеет независимости во взглядах; тот же, кто не имеет таковой независимости, не может быть гражданином и не имеет права решать судьбу общества, то есть голосовать), то феминистки в Golden Palace доказали, что готовы лишить гражданских прав добытчиков-мужчин в совсем другие времена: в новые,в передовые.

"Праймериз" в дизайне Марии Арбатовой разворачивались по уже известному в классической литературе сценарию, так смачно записанному Пушкиным в его политическом этюде, изучаемом в начальной школе. Три девицы хотели баллотироваться в царицы. Одна собиралась развивать легкую промышленность и вытеснить натканным ею полотном все остальные изделия с мировых рынков. Предвыборная программа звучала так: "...на весь бы мир одна наткала я полотна". Но царь-батюшка на это не купился. Он знал, что у нас в Иванове делается, знал, что группа "Б", то есть товары народного потребления, у нас традиционно отстают от группы "А" (танки, ракеты, "калаши"). Он и сам был одет в костюм от Versace. Другая кандидатка в царицы обещала накормить народ, то есть реализовать, наконец, Продовольственную программу: "...на весь крещеный мир приготовила б я пир". Именно такой вариант предвыборной программы предложила любимица казачьих кругов Лидия Иванова: дать все детям и юношеству, осчастливить, обустроить... А деньги взять из тумбочки. Но царь не клюнул и на такой популизм. Он, видимо, фон Хайека читал и немного смыслил в экономике. Электорат "праймериз" по Марии Арбатовой тоже не ударил лицом в грязь, благо он состоял из журналистов. А они про семь хлебов и немного рыбок, про окормление народа из тумбочки и про любовь к деточкам наслушались от коммунистов.

И дальше все пошло как раз по пушкинскому сценарию. Одна кандидатка в царицы явно не лезла в политику, не была феминисткой и поставила перед собой скромную, но достижимую цель: Kinder, Kirche, Кunche. Она знала свое место под солнцем. "Я б для батюшкицаря родила богатыря". И надо же, чтобы Татьяна Лазарева как раз богатыря и ожидала, оказавшись к "праймериз" немножко беременной, в чем честно и призналась. Журналистский электорат, отвергая безродный иноземный феминизм вместе с батюшкой-царем, явным сексистом и сторонником "Домостроя", дружно, 54-мя процентами сердца проголосовал за Татьяну Лазареву. Очередное сокрушительное поражение феминисток, и поделом. Потому что они аферистки. С одной стороны, они нежные, хрупкие, беспомощные, закрепощенные, слабые. Давай им льготы на всю катушку, как беженцам или инвалидам: пособия на детей, бюллетени по уходу, отпуск до и после беременности и родов, год или даже три на воспитание чада с сохранением рабочего места, сокращенный рабочий день. Депутатки английской палаты общин возникли недавно с жуткими воплями и обидой по поводу того, что в здании парламента не хватает дамских туалетов и продают слишком много пива и слишком мало сладостей. Туалеты спешно достраивают, пабы переделывают в кондитерские. И при этом они всем равны и всех равнее и подавай им квоту на президентскую власть или на парламентские и министерские кресла.

Я припоминаю, что одним из плодов с древа зрелого социализма был этакий персик утопического маниакала: стирание граней. Между городом и деревней, между физическим и умственным трудом, между мужчиной и женщиной... На Западе как раз более здраво подходят к чисто производственным вопросам:

Хиллари зарабатывала больше Билла Клинтона, пока ей не пришлось оставить адвокатскую практику, чтобы готовить ему завтраки в Белом Доме. Она, кстати, могла бы сама баллотироваться в президенты, никто не мешал. Но она предпочла стать женою Билла и матерью Челси. Ее дело.

Я лично свидетельствую, принадлежа к той самой биологической категории, из которой феминистки набирают свои кадры, что не только в России после августа, но и в СССР никакой дискриминации по половому признаку не было. Это может подтвердить КГБ, организация на редкость прогрессивная и отстаивавшая, как умела, гражданские права диссиденток, награждая их сроками ничуть не меньше мужских. И я не могу стать президентом не потому, что я женщина, а потому что западник и либерал. Так ведь и Чубайс не может! Зато в проскрипционных списках и у наци и у коммунистов мы в первой десятке. Феминистки могут отдыхать...

http://www.ds.ru/nt9916.htm

 

linkReply